ФРС-2019: кто имеет право голоса в этом году? | Банки. Биржи и Финансы

ФРС-2019: кто имеет право голоса в этом году?

Каждый год среди членов ФРС, которые имеют право голоса в Комитете по операциям на открытом рынке, происходит ротация. Данный процесс внимательно отслеживается трейдерами, так как усиление «голубиного» или «ястребиного» крыла, как правило, оказывает влияние на решительность озвучиваемой риторики. В контексте оценивания перспектив монетарной политики данное обстоятельство имеет важное значение – особенно сейчас, когда вопрос повышения ставок практически завис в воздухе. Безусловно, позиция членов Федрезерва может меняться в зависимости от внешних обстоятельств – но всё же «личностный фактор» никто не отменял. Поэтому предлагаю рассмотреть каждого из них.

Прежде всего следует отметить, что состав Совета управляющих, имеющих постоянное право голоса, не изменился: это глава ФРС Джером Пауэлл, Джон Уильямс, Лаэль Брейнард, Ричард Кларида, Рэндал Куорлз, Мишель Боуман. Никто из них не подал в отставку, поэтому они продолжают исполнять свои обязанности в рамках своего 14-летнего срока. А вот что касается «вновь прибывших», то их лица нам тоже хорошо известны. Несмотря на то, что в прошлом году они не имели права голоса в Федрезерве, данные члены регулятора часто выступали в публичной плоскости, оценивая те или иные события. Как правило, их риторика имела слабое влияние на рынок, так как они непосредственно не участвовали в формировании монетарной политики, а лишь комментировали текущую ситуацию. Их рассматривали лишь как источник информации относительно общих настроений в ФРС. Но с 30 января, когда состоится первое в этом году заседание ФРС, эти чиновники приобретут право голоса, после чего их слово будет «на вес золота». Так о ком же идёт речь?

Итак, в наступившем году право голоса в ФРС будут иметь: Чарльз Эванс (ФРБ Чикаго), Эрик Розенгрен (ФРБ Бостона), Джеймс Буллард (ФРБ Сент-Луиса) и Эстер Джордж (ФРБ Канзас-Сити). В свою очередь, лишаются права голоса следующие члены регулятора: Лоретта Дж. Местер (Кливленд), Мэри К. Дейли (Сан-Франциско), Рафаэль В. Бостик (Атланта) и Томас Баркин (Ричмонд).

Что нам известно о позиции тех, кто обрёл право голоса в ФРС формата 2019 года? Например, глава ФРБ Чикаго Чарльз Эванс всегда считался представителем «голубиного» крыла. Но осенью прошлого года он сделал неожиданное заявление о том, что регулятор должен увеличить процентные ставки выше нейтрального уровня, чтобы «удержать экономику на пути устойчивого роста, а инфляцию — в районе целевой отметки». В начале декабря он снова заявил о том, что по его мнению, «настало время довести монетарную политику до нейтральной, так как текущие данные подчеркивают силу экономики США». Учитывая подобную риторику его нельзя отнести к «голубям», хотя он ещё не озвучивал свою позицию после череды негативных американских релизов.

А вот в ситуации с Джеймсом Буллардом, который возглавляет ФРБ Сент-Луиса, ситуация обратная. На протяжении долгого времени он отстаивал достаточно жёсткую позицию, последовательно выступая постепенное (но уверенное) повышение процентной ставки. Но летом прошлого года он неожиданно призвал ФРС приостановить ужесточение денежно-кредитной политики. Он объяснил своё мнение несколькими причинами. Во-первых, это ослабление инфляционного давления, а во-вторых – инверсия кривой доходности. По его словам, Федрезерв не должен действовать «на опережение», так как это может усугубить и так непростую ситуацию. Стоит отметить, что с тех пор инфляция в США ещё больше замедлилась, поэтому он вряд ли пересмотрел свою позицию в сторону ужесточения.

Ещё один член ФРС, который обладает в этом году правом голоса – Эрик Розенгрен – является сторонником жёсткой монетарной политики. По его мнению, процесс повышения процентных ставок – это форма страхования от «перегрева» американской экономики. Ещё в 2013 году он выступал за скорейшее сокращение стимулирования, а накануне 2018 года заявлял о необходимости 4-кратного повышения ставки. Но в каждом случае он апеллировал к росту ценового давления в стране, тогда как сейчас наблюдается обратный процесс. Поэтому Розенгрен также может пересмотреть своё мнение, хотя из всех вышеперечисленных он является наиболее ярым сторонником «ястребиной» позиции.

Ну, и наконец, Эстер Джордж, возглавляющая ФРБ Канзас-Сити. Лично мне она запомнилась фразой, озвученной ещё в 2016 году: «регулятору лучше повысить ставки раньше, чем позже». Данная фраза ёмко характеризует её позицию относительно перспектив монетарной политики. Кроме того, Эстер Джордж в прошлом году сделала публичное заявление в адрес президента США, напомнив ему о независимости американского Центробанка. При этом он подтвердила планы ФРС еще дважды поднять в этом году учетную ставку (заявление было сделано летом 2018 года). Но здесь следует отметить, что в последнее время она занимает более умеренную позицию. По ее словам, ставка может «со временем» дойти до трёх процентов, но вместе с тем она не видит необходимости в ускорении темпов её повышения.

Таким образом, «новобранцы» в рядах голосующих вряд ли изменят общий настрой регулятора. Как видим, ещё вчерашние «голуби» ужесточили свою риторику, тогда как недавние «ястребы» ратуют за приостановление ужесточения денежно-кредитной политики. Всё это говорит о том, что ФРС в 2019 году будет принимать ситуативные решения, исходя из динамики ключевых макроэкономических показателей.

Материал предоставлен компанией InstaForex — www.instaforex.com